Анатолий Отырба

Политика и экономика

Previous Entry Поделиться Next Entry
Владимир Якунин: Новый мировой класс - вызов для человечества
otyrba
В современном бурно меняющемся мире вновь обостряется вопрос о взаимоотношениях государства и общества, о качестве и пределах государственного управления. Сторонники неолиберального подхода, по сути, заявляют, что современное развитое государство уже давно ограничено в своих функциях, присущих исторически сформировавшемуся национальному государству, поскольку гражданское общество с его многочисленными общественными «союзами» и организациями саморегулирования, с развитой «демократией» и свободой личности не нуждается в архаичной государственной опеке.

В то же время сторонники «сильной государственной власти», исходя из своего эмпирического опыта, особенно в странах развивающихся экономик, вполне резонно указывают, что резкое сужение функционала государственного управления в условиях отсутствия реальных демократических институтов ведет к росту социальных и экономических дисбалансов, напряженности и способно привести к самым крайним проявлениям нестабильности.

Фетишизация государства, как управленческой системы, которая должна управлять всеми, и все должно быть ей подвластно, так же ненаучна и пагубна, как и неолиберальный постулат о недопустимости вмешательства государства в процессы экономического и социального планирования и развития. Причем в этом дискурсе не «замечают» важнейшей разницы, состоящей в том, что управлять напрямую всем и вся вовсе нетождественно понятию ответственности за всех и все. Государство не управляет всем и вся, но отвечает за дела в обществе и во всех сферах жизнедеятельности сложнейшего организма страны.


Установление правил – законов, нравственных императивов общежития, именно это мы понимаем под всеобъемлющей ответственностью государства. Причем в этом с государством соработничает и общество, и группы, и каждый человек.


Последователи и апологеты неолиберализма сознательно внедряют в сознание общественных масс постулаты явно ограниченного применения, так как обслуживали и все более отчетливо обслуживают интересы родившегося нового, доселе не существовавшего класса. Обращение к традиционным категориям, используемым для описания классовой структуры общества, таких, как, например, «буржуазия» в марксистском категориальном словаре, в данном случае мало функционально. Формирование новой исторической реальности глобализованного мира заставляет в очередной раз ставить вопрос об обновлении представлений о классообразовании.

Придумать сходу научное название этому классу представляется затруднительным. Но уже возможно нарисовать его портрет. Что его характеризует?

1. Прежде всего, его особенностью является интернациональный глобалистический характер. Когда некоторые пытаются возложить на администрацию США полную ответственность за разразившийся в 2008 году системный кризис современного мироустройства (начавшись как финансовый, кризис перерос в финансово-экономический, а теперь признается экспертами как системный), на самом деле, они преувеличивают ответственность государственной системы США.

Соединенные Штаты Америки сами являются заложниками нового мирового класса. Если ему будет выгодно, то США он может когда-нибудь и «пожертвовать». Исторически мировой финансовый центр уже не единожды дрейфовал по миру: из Венеции – в Голландию, из Голландии – в Англию, из Англии – в Северную Америку. Этот путь, без всякой конспирологии, был достаточно подробно описан Фернаном Броделем. Нет никакой гарантии, что новая геофинансовая реконфигурация не произойдет и в уже обозримом будущем.

Об интернациональном характере нового мирового класса можно получить представление, воспользовавшись данными списка долларовых миллиардеров журнала «Forbes» за

?

Log in

No account? Create an account