Анатолий Отырба

Политика и экономика

Previous Entry Поделиться Next Entry
Доклад зачитанный на одном из совещаний по формированию российско-китайских отношений
otyrba
Российско-китайские отношения в контексте глобальных политических процессов
Анатолий Отырба
Все чаще слышатся призывы о необходимости поворота России на Восток, подразумевая под Востоком в первую очередь Китай. И  оснований для этого немало. Стремительный экономический рост Китая нарушил привычный баланс сил, и сегодня западоцентричный однополярный мир преобразовывается в двухполярный. Процесс же перестройки мира это всегда слом сложившегося мироустройства и легитимация новой архитектуры мира и нового мирового порядка, что в истории человечества случаются не часто, но регулярно. Но на данном историческом этапе мы наблюдаем весьма необычное явление, аналога которого в истории человечества не было. Дело в том, что почти одновременно (по историческим меркам) протекают сразу несколько глобально значимых процесса.
За разрушением потсдамско-ялтинского устройства мира и ненадолго возникшего однополярного, американоцентричного мира, последовало и набирает обороты разрушение Вестфальской системы мироустройства основанной на принципе главенства национальных государств в качестве субъектов международного права. Параллельно с этим идет процесс образования новых политико-экономических субъектов  – Цивилизаций (о которых говорил Хантингтон, который представлял их гораздо более мелкими субъектами), деглобализацию мира, и возникновения новой формы конкуренции - межцивилизационной.
Последние процессы были спровоцированы ростом политико-экономической мощи Китая, уже обогнавшего по уровню ВВП США, мощь которого продолжает расти, и потенциал которого огромен. Китай уже обрел черты государства-цивилизации, с которым уже в ближайшие годы не сможет конкурировать ни одно государство. Составить ему конкуренцию смогут лишь политико-экономические субъекты сформированные на основе альянса государств, совокупная мощь и объем рынка которых, будет сопоставимы с китайскими. И формируя новую стратегию отношений с Китаем, нужно учитывать его будущий статус государства-цивилизации в контексте грядущие изменений в мире.  
Взглянув на мир через призму динамики глобальных политико-экономических трендов, уже сегодня можно разглядеть контуры двух формирующихся Цивилизаций – американоцентричной Западной, и собственно Китая, расширяющего сферу своего влияния. Правда, следует отметить, что первый проект по созданию политико-экономической Цивилизации – Европа зоны евро, в силу ряда причин, и в первую очередь влияния США, с большой долей вероятности окажется провальным. При деглобализации мира, ЕС скорей всего окажется частью Западной Цивилизации.
Признаков деглобализации и формирования нового миропроядка, более чем достаточно, и наибольшую активность в этом деле проявляют США и Китай. Основными из них являются: Транстихоокеанское Торговое партнерство (ТТП) и Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство (ТТИП) создаваемые США, и Региональное всеобъемлющее экономическое партнерство (РВЭП) создаваемое Китаем в качестве ответного шага. Все это свидетельствует о том, что обе стороны понимая, что конкуренция между ними будет ужесточаться, приступили к делению мирового рынка и формированию подконтрольных им торгово-экономических зон, в каждой из которых будет своя зональная валюта, что приведет к деглобализации мировой финансовой системы, и отказу от доллара как от мерила стоимости так и международной расчетной единицы.
Что касается Китая, то не ограничиваясь созданием РВЭП, он по всему миру интенсивно создает себе благоприятные условия для осуществления разных форм экспансии. Помимо очевидной всем экспансии в товарной форме, это еще шумно рекламируемые масштабные программы в виде нескольких вариантов «Шелковых путей»,а так же программы и проекты по освоению ресурсов Африки и Латинской Америки и т.д.. Но самой важной и значимой является программа интернационализации юаня, направленная на вытеснение с мирового рынка доллара.
В отличие от советских руководителей, не понимавших природы и политической роли фиатных денег (в частности, доллара) в качестве оружия в межгосударственной конкуренции, китайские руководители прекрасно о них осведомлены. И они не только создали систему защиты от финансовой агрессии конкурентов, но и понимая, что невозможно победить лишь защищаясь, перешли в атаку, о чем свидетельствует интенсивность реализации программы «интернационализации юаня», являющейся ничем иным как финансовой экспансией Китая.
Анализируя все эти действия Китая, американские эксперты вполне обоснованно усматривают в них угрозу как главному оружию США – доллару (являющегося инструментом ограбления и эксплуатации человечества), так и его статусу государства-гегемона. Понимая, что в случае победы юаня американцы поменяются ролями с китайцами, и, что уже китайцы будут главными бенифициарами трудовой деятельности человечества, эксперты США мечутся поисках благоприятного для себя выхода. Приведу несколько их цитат на тему их отношений с Китаем.
«Влиятельные группы в обеих странах утверждают: гонка за превосходство между США и Китаем уже в самом разгаре». Г.Киссинджер. «О Китае».                    
Там же продолжает: «Китай достиг процветания в рамках поддерживаемой США международной системы, но при этом сохранил дружественные отношения с рядом противников Америки, и делает все для изменения правил международной системы в свою пользу. При таких взглядах призыв к американо-китайскому сотрудничеству выглядит устаревшим и даже наивным».
Со слов Киссинджера следует вывод, что из ситуации как она развивается сегодня, - роста политико-экономической мощи Китая на фоне стагнации США и ужесточения конкуренции между ними, нет бесконфликтного выхода. Но если его не видит Киссинджер, это вовсе не означает, что его нет. Возможно, у мэтра притупилось «зрение.
Но водораздел между Китаем и США пролегает не только по линии финансово-экономической конкуренции, но и идеологической. Аарон Фридберг, которого цитирует в своей книге Киссинджер, говорит: «конечная цель американской стратегии состоит в ускорении революции, пусть даже и мирной, способной покончить с однопартийной авторитарной властью в Китае и на ее месте воздвигнуть либеральную демократию». 
Это означает, что главным врагом Китая является либерализм, и что с целью обеспечения контроля над Китаем, американцы будут навязывать ему либеральные ценности, вмешиваясь в его внутриполитическую жизнь. И китайские руководители это прекрасно понимают. И именно их отношением к либерализму объясняется низкий уровень доверия к российской политической элите открыто демонстрируемое китайцами. И при формировании российско-китайских отношений, нужно обязательно учитывать, что китайцы оценивает Россию не только с позиции экономической выгоды, но и через призму идеологии, взвешивая степень влияния в ней либеральных сил. Что уровень доверия китайских властей к России будет определяться степенью приверженности российских властей либерализму.
Видя нарастающую грядущую опасность, Киссинджер задается вопросами: «Могут ли страх чьей-то гегемонии присущий США, и кошмар боязни военного окружения преследующий Китай, быть излечимыми? Можно ли найти некое пространство, где обе стороны могли бы достичь своих целей в плане безопасности без милитаризации своей стратегии?» - и ответа, который успокоил бы мировую общественность, он на них не дает. Более того, будучи осторожным и дальновидным политиком, он намекает на неизбежность конфронтации между ними, и необходимость поиска мер направленных на предотвращение их военного столкновения, чем обычно заканчивается межгосударственная борьба за гегемонию, оборачивающаяся трагедией для всего человечества.
Мир, и в первую очередь мы, россияне, должны четко осознавать, что американская элита, понимая, что при сохранении нынешней динамики развития экономик Китая и США, они неизбежно проиграют конкурентную борьбу уже на горизонте 10-20 лет, не остановится ни перед чем, чтобы не допустить поражения. Они знают, что одолеть Китай в «холодной войне» не удастся, а победить в обычной, и подавно. Что остановить его можно лишь победив в ядерной войне, что несет угрозу самим США. Остается последний вариант – остановить с помощью ядерной войны, но чужими руками. И единственной страной способной решить такую задачу, является Россия. Спровоцировав войну России с Китаем, США разом решают все главные проблемы: сохраняют свой ядерный потенциал, обезоруживают основных конкурентов, и создают себе условия тотального доминирования.
Главным препятствием на пути превращения России в ядерную дубинку США является Путин, с приходом которого западные элиты утратили часть неограниченной власти, которой обладали в 90-е. И все проблемы, с которыми сталкивается последние годы Россия, это следствие политики США направленной на дестабилизацию ситуации в ней с целью перехвата управления. И в этой ситуации, значимой внешней силой наиболее  заинтересованной в обеспечении стабильности России, оказывается политическая элита Китая. И правильно сформировав политику, при тонкой игре, из данного обстоятельства Россия может извлечь серьезные экономические и политические дивиденды. Но для этого нужно четко определиться с тем, что именно является для России самым ценным дивидендом в этой игре. 
Строя сегодня отношения с Китаем, нужно четко осознавать, что на данном историческом этапе главной задачей должно быть не укрепление экономических отношений (что тоже очень важно) и извлечение экономической выгоды, а обеспечение собственной безопасности за счет содействия Китаю в достижении силового паритета с США. Дело в том, что если Китай и Запад останутся в условиях неизбежно конфронтационного двухполюсного мира, в какой бы форме не протекала их конкуренция, рано или поздно, но кто-то из них победит. России же не выгодна победа (соответственно, поражение) ни одной из сторон, поскольку победитель окажется абсолютно доминирующей силой, у которой мы надолго окажемся в качестве рабсилы. Следовательно, самым ценным дивидендом, который должна извлечь Россия от отношений с Китаем, должна быть ее долгосрочная безопасность.
Алгоритм действий в деле построения отношений с ним с целью обеспечения безопасности, должен быть следующим: формирование российско-китайского альянса (к которому, кстати, может примкнуть и Индия), целью которого будет совместное сдерживание агрессии Запада. Длиться он должен лишь до достижения Китаем силового паритета с Западом. Как только стороны достигнут равенства сил, России нужно дистанцироваться от Китая, и балансируя между ним и США, и играя на их противоречиях, извлекать экономические дивиденды и наращивая свою политическую мощь, создавать третий центр силы (Третью Цивилизацию), что потребует существенного расширения состава ЕАЭС. В частности, включения в него Индии, Ирана, Вьетнама и др., и начала системной работы по укреплению Союза.

  • 1

Полностью с вами согласен!

Цитирую свою бесконечную книгу "HOMO UNUS. Восхождение Сверхчеловека":

"Подытожим: согласно триадной геополитической концепции, земная цивилизация существует в форме взаимодействия трех устойчивых блоков стран, исполняющих во Всемирной триаде три различные функциональности – Экономика, Политика, Идеология. Эти блоки, существование и функционирование которых неразрывно связано с тремя различными природными климатическими зонами, названы нами соответственно Запад, Центр и Восток. Названные три блока стран можно определить через ключевые страны этих блоков – США, Россию, Китай. В настоящее время США во Всемирной триаде исполняют функцию Экономики, Россия несет бремя Политики, Китаю принадлежит функция Идеологии. Далее мы будем называть эти страны, имея в виду, что за каждой из них подразумевается блок стран, обладающих той или иной общей для всех функциональностью.
В каждый момент времени во Всемирной триаде есть пара сил, взаимодействие (диалектическое противоречие) между которыми является главным, доминирующим, – определяет ее «лицо». Третьей стороне (третьей силе), находящейся в фазе слабости, упадка, в игре двух главных игроков достается роль второго плана. Таким образом, в каждой текущей политической конфигурации две сильнейшие взаимодействующие силы являются субъектами действия, третья же, слабейшая сторона является объектом их воздействия.
Это вовсе не означает пассивность третьей силы.
Ее задача – в дуальной «борьбе противоположностей» двух главных (в текущей фазе) взаимодействующих сил занять позицию в «нулевой точке» . «Нулевой точкой» является такая позиция третьей силы в текущей мировой политике, в которой результирующая сила, являющаяся векторной суммой сил, приложенных к ней двумя главными игроками, строго равна нулю. Размещение третьей силы в «нулевой точке» способствует скорейшему взаимному ослаблению двух главных взаимодействующих акторов (которые, даже в отсутствие прямого противоборства тратят силы на бесплодное «перетягивание каната» – на противоборство друг с другом через третью силу) и готовит последующее вхождение третьей силы в активную фазу в роли одной из двух активных сил уже следующей взаимодействующей пары, после очередного поворота Всемирной триады.
В качестве иллюстрации к сказанному – в недавнем прошлом, в конце XX века, основным дуальным конфликтом Всемирной триады было взаимодействие США и СССР (России), Китай же в игре двух указанных геополитических игроков был всего лишь фигурой.
В ситуации, когда страна является объектом чужих манипуляций, единственным шансом для ее выживания является правильное позиционирование. Единственный шанс на выживание, на самосохранение – занять правильную позицию, «равноудаленную» от двух главных, сильных и потому очень опасных игроков.

«В войне главное не побеждать, а не участвовать».
Вадим Зверев

Заметка на полях.
В качестве иллюстрации – размещенный на гербе РФ Георгий-победоносец символизирует заветную ЖИД о-англосаксонскую мечту. Змееборец Георгий, святой покровитель Англии, своим крестом украсивший ее государственный флаг (на своей родине именуется Редкроссом), побивает китайского змея (дракона), оседлав для этого Россию, изображенную в виде белой лошади.

Таким образом, залогом выживания третьей силы, слабейшей из трех, является:
– осознание своей позиции третьей, слабейшей силы;
– поиск и удержание позиции «нулевой точки».

В настоящее время во Всемирной триаде начался процесс «смены ролей» – три блока стран готовятся обменяться функциональностями. В недалеком будущем Восток (в лице Китая) приобретет функцию «Экономика» и станет новым Западом, Запад (в лице США) превратится в новый Центр и приобретает функциональность «Политика», Центр (в лице России) превратившись в новый Восток приобретет функцию «Идеология».

Эти три «рокировки» произойдут в ходе смены фазы Всемирной триады – из фазы доминирования «Экономики» Всемирная триада перейдет в фазу приоритета «Политики». Этот переход не может быть бескровным – во все времена приход фазы «Политика» решал задачу очищения человечества от отработанного шлака, который накопился в процессе утилизации его прежних достижений в период доминирования фазы «Экономика».

Edited at 2016-05-02 15:33 (UTC)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account