Анатолий Отырба (otyrba) wrote,
Анатолий Отырба
otyrba

Category:

Полная версия статьи

АЗБУКА ФИНАНСОВОГО СУВЕРЕНИТЕТА - Часть 1
Авторы:
Анатолий Отырба
Дмитрий Голубовский


Мир, стремительно меняясь, приближается к очередному поворотному пункту своей истории. Просуществовав недолго в форме однополярного, он буквально на глазах преобразуется в многополярный, в котором набирают мощь новые центры силы: Китай, Индия, Бразилия и другие государства, мощь которых растет на фоне снижения влияния еще доминирующих США. Если тенденция сохранится неизменной, уже в обозримом будущем это привет к возникновению нового Мирового Порядка, которому потребуются новые «правила игры». И государства, претендующие на роль мировых держав, должны участвовать в их создании, чтобы заложить в них условия, обеспечивающие им максимально эффективное использование своих преимуществ. И чем сильнее будет государство, тем больше преимуществ оно для себя обеспечит. И если элита России видит страну в числе лидеров «Нового Мира», то к началу создания «новых правил» она должна подвести ее в качестве одного из мировых экономических лидеров, находящегося в фазе интенсивного экономического роста. Судя по всему, понимание этого и побудило руководство страны принять решение о «модернизации», породившее немало вопросов. Вот лишь некоторые из них.

1. Все ли жизненно важные сферы деятельности попали в число подлежащих реформированию?
2. Правильно ли были расставлены приоритеты при постановке задач?
3. Какие факторы являются обязательным условием для ее успешного осуществления?
4. Известны ли основные препятствия, которые могут возникнуть на пути реформ, если да, то, какие, и как их устранить?

Без сомнения, модернизация России, одного из крупнейших государств мира, задача, по своим масштабам и значимости, грандиозная, и времени на ее осуществление если и осталось, то немного. Следовательно, проводить ее предстоит в форсированном режиме, и вызовы, стоящие перед страной, не дают права на ошибку, что ставит модернизаторов перед необходимостью выявления и устранения еще на старте реформ всех факторов, способных оказаться помехой на пути ее осуществления. Начинать же ее, на наш взгляд, нужно с правильного целеполагания.

Поскольку модернизация не цель, а лишь средство ее достижения, то первоочередной задачей, на наш взгляд, должно быть правильное определение и формулирование цели, которой собирается достичь страна путем модернизации. Фигурирующие сегодня в качестве целей множественные «И» («инвестиции», «инновации» и т.п.), или «преодоление сырьевой зависимости» не могут быть целями хотя бы потому, что первые, несмотря на их важность, это задачи решающие отдельные вопросы, а второе - «преодоление» - это действие, не могущее быть целью по определению.

В качестве доктринальной цели России, на наш взгляд, должно фигурировать ее положение в будущем мире. Лидеры нации, взвесив возможности государства, должны четко заявить, какой они видят страну в кратко, средне и долгосрочной перспективе, и поставить перед экспертным сообществом задачу: проложить оптимальный, с точки зрения быстроты достижения и затрат путь к цели. Однако предстоит не только модернизировать страну, но и встроить ее в мировое политико-экономическое пространство на условиях, исключающих любые формы ее эксплуатации, что не менее сложная задача чем сама модернизация, поскольку требует видения основных мировых трендов, знания факторов оказывающих наибольшее влияние на глобальные процессы, понимания того, какие силы стоят за ними, и каковы их интересы, без чего невозможно разглядеть контуры будущего мира.

Незнание всего перечисленного может дорого обойтись стране, ибо современные методы экономического подчинения гораздо изощреннее, чем открытые силовые методы, использовавшиеся ранее. Ведь именно их незнание привело к распаду СССР и последовавшей за ним реформе экономики в интересах иностранного финансового капитала, объектом освоения которого Россия оказалась, и от подчинения которому, так до сих пор и не избавилась.

В данной статье мы намерены разъяснить современные, финансовые методы подчинения и эксплуатации, которые могут оказаться непреодолимым препятствием на пути модернизации. Но перед этим нам хотелось бы сказать буквально несколько слов о модернизации как о политическом факторе.

Заявленное российским руководством намерение осуществить ее, по своей сути, ничто иное как постановка весьма амбициозной цели - повысить конкурентоспособность государства до уровня позволяющего, образно говоря, бороться за «чемпионство» в высшей мировой межгосударственной «лиге». Но конкуренция государств существенно отличается от спортивного соперничества, поскольку, в какой бы форме она не проходила, это всегда война. В этой связи, несколько странным выглядит намерение, осуществить ее с помощью иностранного капитала, что подобно намерению начать войну с помощью оружия противника, полагая, что по ходу боевых действий он будет поставлять необходимое количество боеприпасов.

Столь странный подход, на наш взгляд, имеет простое объяснение. Под влиянием внешних сил курировавших постсоветские реформы, у основной массы российской элиты и экспертного сообщества сформировалось стойкое представление о роли финансовых капиталов, исключительно как о благе чуть ли не божественного происхождения. Сегодня, как власти, так и значительная часть экспертного сообщества исходят из того, что инвестиции бывают только иностранными, а в самой России, по какой-то неведомой причине, финансовые капиталы не могут образовываться в принципе. В результате, в стране даже на понятийном уровне нет разделения капиталов на внешний и внутренний (национальный), как нет и понимания того, что иностранный финансовый капитал, особенно в отсутствие национального, является не столько источником процветания, сколько опасности. Что он способен скрыто и легко подчинить себе национальные богатства, использовать их в своих интересах, и уходить, если к этому его побуждает конъюнктура, оставив страну в экономическом кризисе. В качестве примера можно привести кризисы России 1998 и 2008 годов.


Другими словами, Россия, оставаясь страной, критически зависящей от притока иностранного капитала (что и было главной причиной постсоветских финансово-экономических кризисов) усугубляя эту зависимость в процессе модернизации с опорой на иностранный капитал, экономически не может укрепиться в принципе. Более того, такой путь сделает Россию еще более уязвимой в финансовом отношении и зависимой от внешних факторов.

Но прошлые кризисы, похоже, ничему не научили ни руководство страны, ни значительную часть экспертного сообщества, поскольку финансовый рынок страны и сегодня остается открытым (по сути, беззащитным), что преподноситься в качестве достижения. Более того, высшим руководством страны, привлечение иностранного капитала рассматривается в качестве стратегической задачи, из чего можно сделать вывод, что стране предстоит еще раз наступить на те же грабли.

Чтобы оценить уровень присутствия иностранного капитала в России, достаточно привести следующие цифры - более 25% российской банковской системы, более 70% оборачивающихся на российском фондовом рынке инвестиций и 100% синдицированных кредитов это – иностранный капитал. И, что странно, в условиях отсутствия национального финансового капитала, власть, намереваясь осуществить еще одну масштабную приватизацию, помимо акций большинства системообразующих предприятий страны, выставляют на открытые торги и акции основных банков, что еще больше усилит финансовую зависимость России.

Объясняется это, во-первых, намерением улучшить эффективность управления ими, и, во-вторых - необходимостью наполнения бюджета, но оба этих аргумента не выдерживают никакой критики. Спрашивается - какая польза народу России от того, что предприятия окажутся в собственности нерезидентов, которые и будут их основными бенефициарами? И, чем Правительство будет наполнять бюджет, когда большинство российских активов окажется в иностранной собственности и продавать уже, будет нечего?

Справедливости ради следует признать, что причина «наивного» представления о роли финансового капитала и непонимания его как созидательной, так и разрушительной роли, уходит корнями во времена СССР, где на исследование природы и функций капитала, как атрибута враждебного, мира, было наложено табу. И если отбросить вариант, что политика, упорно ориентирующаяся на иностранные инвестиции, это происки внутренних врагов, то оправдать ее можно лишь недопониманием нашими «либеральными» идеологами от власти политической роли денег и финансового капитала. Свидетельством же того, что именно финансовый капитал сегодня стал определяющим фактором в мировой политике, является все чаще мелькающие в СМИ выражения «валютные и финансовые войны». А войны, как известно, это завершающая фаза конкурентной борьбы между государствами.

Прежде чем подробнее рассмотреть феномен финансовых войн, ставший современным воплощением традиционных войн прошлого, несколько слов о текущем состоянии «поля битвы».

Состояние мировой финансовой системы


Оценивая состояние мировой финансовой системы, многие специалисты сходятся во мнении, что в своем нынешнем виде она себя изжила, и не только не отвечает современным требованиям, но и является источником глобальной опасности.

В частности, члены Комиссии финансовых экспертов, подготовивших по заказу ООН аналитическую работу под названием «Доклад Стиглица», утверждают: «Глобальная экономика разрушена. Но что именно разрушено и нуждается в восстановлении – вот тот вопрос, вызывающий серьезные разногласия». И все члены комиссии единогласно признают виновником разрушения финансовый кризис, о чем дипломатично, выводя из под критики политиков мирового ранга, заявили в заключении Доклада:

- «Кризис – это не случайное явление, не поддающееся прогнозированию и не позволяющее избежать его. Это рукотворный результат ошибок частного сектора и неправильного поведения общества, введенного в заблуждение».

Но, как бы эксперты ООН не изощрялись, выгораживая политиков, из Доклада следует, что процессы, происходящие в мировой финансовой системе не контролируются государствами, носят частный характер и осуществляются в узкокорпоративных интересах, и при этом, за провалы, несущие угрозу глобальной экономике, никто из политиков ответственности не несет. И распахивая настежь двери своих финансовых рынков для бесконтрольного перетока капиталов, власти стран не только подвергают опасности национальные экономики, но и попустительствуют глобальным финансовым авантюристам. Сегодня, мы можем, не боясь ошибиться, заявить, что именно такое поведение российских властей и было причиной кризисов 1998 и 2008 гг., за которые никто ответственности не понес.

Главный же вывод, следующий из «Доклада Стиглица», это признание того, что мировая финансовая система не соответствует требованиями времени, и стала фактором дестабилизации мира.

Валютные и финансовые войны

Со времен возникновения первых государств, человечество пребывает в перманентном состоянии конкуренции между ними. Время меняет методы и формы борьбы, качества и свойства применяемого в нем оружия, и даже поля сражений. Неизменной остается лишь цель - овладение ресурсами конкурентов.

До середины 20-го века исход конкуренций решался с помощью традиционных войн, по завершению которых, побежденных обкладывали данью, что и было их целью. Их исход определялся традиционным оружием, а финансы играли вспомогательную роль, но с конца первой половины ХХ-го столетия, основная конкурентная борьба преобразовалась в более сложную форму – финансово-экономическую, где оружие и финансы поменялись ролями. Современная конкурентная борьба, это перманентные войны протекающие в латентной (для обывателя) форме в пространстве мировой финансовой системы, где роль оружия выполняют национальные валюты и капиталы, а функции оружейных заводов – финансово-банковские системы государств.

Победители этих воин предопределены изначально. Это силы, жестко контролирующие все процессы происходящие в мировой финансовой системе, создающие ее «правила игры» и следящие за их исполнением; ну и самое главное – умеющие создавать наиболее эффективное современное оружие – дешевые, конкурентоспособные и востребованные в мире финансовые капиталы, – инструмент, позволяющий им присваивать львиную долю создаваемой человечеством добавленной стоимости. Причем, делается это не только бескровно, но и настолько скрыто, что не только обыватели, но и подавляющее большинство экспертов не понимают, как работают финансовые методы захвата мира, доказательством чего может служить тот факт, что вне сферы внимания человечества оказалась первая мировая финансовая война - противостояние США и СССР. Оно увидело лишь ее результат, заметно изменивший картину мира, – исчезновение самого большого в мире государства – СССР.

Та война, с целью сокрытия ее сути, названная ее будущими победителями, «холодной», и была первой мировой финансовой войной, но считать ее полноценной нельзя. Скорей, это было «избиение младенца», поскольку руководство СССР не понимало сути происходящего, и не принимало мер по усовершенствованию своего оружия – советского рубля. Причем, степень непонимания была такова, что, приняв решение обменивать (продавать) свои ресурсы на доллары США, руководство СССР само обрекло свою страну на поражение. Оно не понимало, что при этом они осуществляют неэквивалентный обмен, дающий преимущество конкуренту, которое рано или поздно, но неизбежно приведет к его победе.

Если оценить ту войну с концептуального уровня, то выясняется, что она была и первой мировой сугубо интеллектуальной войной, и, что главными виновниками гибели СССР были не политики, как принято считать, или военные, а экономисты, не сумевшие обеспечить стране финансовую безопасность, вооружив политиков конкурентоспособным финансовым оружием и финансовой политикой. Свидетельством же того, что именно финансы сыграли определяющую роль в судьбе СССР, является тот факт, что первым внешнеполитическим действием совершенным его правопреемницей - Россией, было обращение к победителям с просьбой об оказании финансовой помощи.

Два десятилетия прошедшие по завершению той войны, были временем гегемонии победителя - США, и сил стоящих за американским долларом. Но появление евро, захватившего четверть мирового рынка финансов, а так же стремительный взлет Китая, уже открыто выдвигающего юань на роль валюты международных расчетов, есть ничто иное, как покушение на их гегемонию. Но хозяева доллара и их базовое государство - США, так просто не откажутся от своих завоеваний. И сегодня человечество стоит в преддверии первой, полномасштабной мировой финансовой войны, которая, хочется верить, не перерастет в «горячую» форму.

Несмотря на кажущуюся гуманность, финансовые войны не менее опасны для государств и наций, чем традиционные. Если объем дани накладываемый на побежденных в традиционных войнах четко оговаривался, официально фиксировался и выплачивался, как правило, публично, то репарации в форме финансовых методов эксплуатации, встраиваемые победителями в финансовые системы побежденных, позволяет латентно и практически неограниченно, как по срокам, так и по объемам, эксплуатировать побежденные народы. К таким методам можно отнести создание национальной валюты на основе принципа currency board - через покупку валюты стран победителей, обессиливающего валюты побежденных, а так же принуждение побежденных к открытости финансовых рынков, с которых вытесняется оказывающийся неконкурентоспособными их национальные валюты и капитал.

Когда-то в древних Сиракузах Архимед объявил: «Дайте мне точку опоры, и я переверну Землю!» Мейеру А. Ротшильду приписывают в чем-то подобную фразу: «Дайте мне возможность выпускать деньги в государстве, и мне не будет дела до того, кто пишет его законы». В 1839 году, президент Ассоциации Американских Банкиров Филлип Бенсон тоже сказал нечто подобное: «Нет более прямого и надежного способа захватить контроль над нацией, чем через ее систему кредитования (ее деньги)», а уже наш современник, автор бестселлера «Исповедь экономического убийцы» Джон Перкинс, сам воплощавший в жизнь политику финансового подчинения государств, охарактеризовал этот принцип следующим образом: «Есть два способа завоевать и поработить нацию. Первый — мечом. Второй — долгами».

Но, что интересно: если вопрос обеспечения безопасности от традиционных воин, на повестке дня государств стоял и стоит всегда, то вопрос обеспечения безопасности в финансовых войнах, не говоря уже о совершенствовании применяемого в них оружия, не ставился (во всяком случае, публично) ни одним государством.

Что касается валютных войн, то это более низкий уровень финансовых войн. С технической точки, это манипулирование курсом национальных валют с целью защиты национальных рынков от импорта и облегчения захвата чужих рынков своим производителям. Преимуществом в них обладают государства с наиболее качественными национальными валютами и развитым финансовыми системами, способные аккумулировать большие объемы финансовых ресурсов. Финансово неразвитые государства, с целью ослабления своих валют, вынуждены выкупать валюты развитых стран, реинвестируя выкупленные средства, как правило, в государственный долг, финансируя бюджет стран-эмитентов, импортируя, таким образом, инфляцию, и обменивая реальные национальные богатства на иностранные финансовые символы.


Финансовый капитал как инструмент овладения ресурсами конкурентов

На мировом финансовом рынке присутствуют две группы игроков-государств. Первая, это малоразвитые или развивающиеся страны, импортирующие финансовые капиталы и борющиеся за привлечение иностранных капиталов, и вторая - экспортеры финансового капитала, представляющие исключительно развитые страны, ведущие борьбу за финансовые рынки.

Подобное «разделение труда» обусловлено тем, что развитые страны обладают финансово-банковскими системами, позволяющими создавать дешевые, конкурентоспособные финансовые капиталы, тогда как менее развитые умеют их только зарабатывать на внешних рынках. Прочие страны должны накапливать необходимые им для осуществления торговли резервы, размещаемые в валюте и обязательствах этих стран (преимущественно, в американском долларе), что существенно снижает их конкурентоспособность, что сегодня, в условиях ужесточения экономической конкуренции, смерти подобно.

Ужесточаясь, межгосударственная конкурентная борьба принимает все более сложные формы, и государства, в первую очередь развитые, находятся в состоянии постоянного поиска новых и совершенствования старых методов, обеспечивающих им преимущество. Поняв, что наиболее эффективным современным оружием являются финансовые капиталы, они уже давно уделяют повышенное внимание улучшению их качественных характеристик. И именно превосходство качества финансово-банковских систем, создающих их основную продукцию – конкурентоспособные национальные валюты и капиталы, является основным фактором, обеспечивающим процветание развитых стран и их доминирования, как на мировом финансовом рынке, так и в мировой политике.

Преимущества финансовых капиталов в качестве оружия заключаются в их способности легкого проникать на территории конкурентов, бескровно овладевать их богатствами, и скрыто эксплуатировать их население. При этом страны-жертвы не только не препятствует этому, но и прилагают усилия с целью их привлечения. Причина столь парадоксального явления кроется в непонимании элитами неразвитых стран принципа монетарной эксплуатации, а так же отсутствии знаний, необходимых для создания своей полноценной, конкурентоспособной валюты и финансовой системы. Ну а так как капитал это аккумулированные под компетентным управлением деньги, создавать его на основе неполноценных денег бессмысленно, ибо при этом неконкурентоспособным оказываются и сами капиталы. В результате, страны не умеющие создавать качественные деньги, оказываются без необходимых им для развития инвестиционных капиталов.

Потребность же в инвестиционных ресурсах, дефицит которых, нередко, под влиянием внешних сил, искусственно создается своими же финансовыми властями, вынуждает неразвитые страны прибегать к внешним заимствованиям и инвестициям. Но, придя в чужую страну, иностранный капитал, первым делом начинает не модернизацию, а скупку недооцененных по причине безденежья и недоинвестирования активов. Ну а тот, кто овладевает богатствами страны, тот и определяет в будущем ее политику.

В качестве примера освоения национальных богатств иностранным капиталом, можно привести Россию, 95% промышленности которой, со слов председателя комитета ГД РФ по экономической политике и предпринимательству Евгения Федорова, принадлежит сегодня иностранным оффшорам. И неважно, что контроль над ними в большинстве своем формально пока еще осуществляют российские собственники. Глупо надеется на то, что эти люди, выведшие свои капиталы из под национальной юрисдикции, и тем более их дети, которые унаследую их капиталы, будут в будущем сохранять лояльность государству и национальным интересам. И удивляет то, что, несмотря на отсутствие национального финансового капитала, российские власти форсируют начало второй волны приватизации. Нетрудно догадаться, к кому в результате перейдет и эта часть приватизируемых богатств.

В качестве еще одного примера неудачного управления национальными богатствами, можно привести Беларусь, которая, несмотря на свою, в отличие от российской, довольно жесткую финансовую политику, сегодня близка к тому, чтобы повторить судьбу России, - оказаться объектом освоения иностранных капиталов.

Белорусские власти, сумев сохранить под национальным контролем практически все доставшиеся ей от СССР богатства, но при этом управляя активами по старинке, - не капитализировав их и не введя в оборот в форме ценных бумаг, а так же не создав класс национальных инвесторов, лишили страну:1)второго экономического пласта создающего добавленную стоимость; 2) условий для образования национального финансового капитала. В совокупности, оба этих фактора снизили эффективность экономики в целом и сделали ее беззащитной в условиях даже минимально либерализованной денежной системы. Результат проявился в виде глубокого финансового кризиса, преодолеть который, государство пытается с помощью внешних заимствований, не меняя при этом принципа хозяйствования. Понятно, что растущие долги лишь оттягивают крах, который наступит тогда, когда придет время рассчитываться. Одолжить будет уже не у кого, и расплачиваться придется национальными богатствами. Пропорционально утерянным богатствам будет таять и суверенитет.

Вины финансового капитала, являющегося лишь необходимым для развития инструментом, в разрушении экономик государств, нет, поскольку капитал обладает как созидательными свойствами, так и разрушительными. И потому, рассматривать его нужно не только как благо, но и как фактор опасности, и уметь защищаться от него, для чего необходимо четко разделять капиталы на внешний и внутренний (национальный), и понимать, что во внешних может крыться угроза. А так как защититься от внешних капиталов можно лишь столь же качественными национальными капиталами, то государства желающие сохранить политическую независимость, в условиях современного мира, обязаны обладать инфраструктурой, позволяющей самим создавать их.
Tags: Мировая политика, Мировые финансы, Мои доклады и статьи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments