?

Log in

No account? Create an account

Анатолий Отырба

Политика и экономика

Previous Entry Поделиться Next Entry
Удушение: контекст, проведение и последствия американской морской блокады Китая
otyrba
То, что экономическая конкуренция между США и Китаем со временем трансформируется в конфронтацию а потом в борьбу не на жизнь а на смерть, это аксиома, поскольку альтернативой победе в ней является современное рабство, реализуемое с помощью финансовых технологий. Самое страшное для человечества это то, что исход их противостояния будет решаться в ядерной войне, причем, в качестве ядерной "дубинки" используемой против Китая, может оказаться и Россия. По сути, России без разницы кто из них победит, поскольку, если ей, если и удастся избежать участи "дубинки", то придется иметь дело с победителем, который, взяв под контроль ресурсы побежденного, окажется абсолютно доминирующей глобальной силой, для которой, она, в ее нынешнем состоянии, может представлять интерес только как объект эксплуатации.
Можно ли России избежать такой судьбы, и, что не менее важно, мировой ядерной войны? На мой взгляд, можно, если Россия, пока еще обладающая СЯО, своевременно вступит в альянс с Китаем с целью сдерживания США, и будет оставаться его союзникам до достижения ими военного паритета. И как только будет достигнут паритет, ей нужно тут же занять нейтральную позицию, и балансируя между ними, сдерживать их от агрессии, при этом "отгрызая" от каждого из них, свои политические дивиденды.



Шон Мирски, Фонд Карнеги
http://hvylya.org/analytics/geopolitics/udushenie-kontekst-provedenie-i-posledstviya-amerikanskoy-morskoy-blokadyi-kitaya.html

Растущая угроза, вызванная военной модернизацией КНР, высветила потребность Соединённых Штатов проанализировать свою способность осуществить морскую блокаду. Важно иметь стратегию этой блокады, но она будет пребывать в контексте более широкого конфликта за жизненные интересы Штатов и им будет необходима поддержка ключевых региональных держав. США также будет необходимо использовать смешанную модель блокады – и непосредственной и удалённой, так как в противном случае исход конфликта может быть под угрозой. Блокада может иметь разрушительное воздействие на государственное управление и экономику Китая.

Вступление

Со времён Второй Мировой войны США всегда стремились обеспечить себе военное господство в Азиатско-Тихоокеанском регионе. США использовали своё преимущество не в целях экспансии, а чтобы поддерживать региональную стабильность путём сдерживания. Более пятидесяти лет им удавалось сохранить контроль над глобальными ресурсами для осуществления этой миссии. Даже на сегодняшний день, США остаются самым мощным военным актором региона. Но американское доминирование тает вместе с быстрым проведением китайской военной модернизации и, как следствие, военный баланс сил в регионе меняется(1). С середины 90-х годов прошлого века Народно-Освободительная Армия Китая (НОА) занималась созданием комплекса мер по закрытию доступа и воздушного пространства в ближних морях, который получил название A2/AD(2). Так как Китай продолжает укреплять свою систему A2/AD, она начинает представлять существенную угрозу для операций американских вооружённых сил в регионе. При начале конфликта какая-то часть армии США может быть затруднена в действиях в ближних морях. Даже и без него, китайский комплекс A2/AD угрожает интересам Америки в деле сохранения системы сдерживания и региональной стабильности.

Растущая угроза с востока заставила Штаты пересмотреть имеющиеся у них военные стратегии и выработать новые. Среди них идея морской блокады заслуживает наибольший интерес. Блокада позволит сыграть на огромной зависимости КНР от внешней торговли – особенно нефтью – чтобы ослабить китайское государство. Грамотно организованная блокада могла бы стать грозным инструментом американского могущества, нивелирующим вес китайской системы A2/AD. Блокада также даст США рычаг регулирования степени эскалации конфликта, который можно будет сочетать с другими военными стратегиями(3).

Даже если блокада никогда не будет применена, её жизнеспособность повлияет на американскую и китайскую линии. Региональная стратегия США основана на допущении, что настоящее равновесие в военной сфере не позволяет кому бы то ни было изменить status quo силой, что укрепляет доверие между союзниками и поддерживает стратегическую стабильность. От того, насколько успешной будет блокада, зависит весь расклад сил, а также военные и невоенные действия, которые будут предприниматься Китаем и США. Если морская блокада является выполнимой, она усилит американскую политику сдерживания и не позволит Китаю помешать планам США или их союзников.

Несмотря на очевидную важность проработки вопроса блокады, существующая литература недостаточна и не даёт цельной картины(4). Хотя эксперты в области региональной безопасности часто говорят о вероятности блокады, пока нет единой точки зрения о её стратегическом и оперативном успехе. Были написаны несколько работ, очень проницательных и оригинальных, однако они показывают весьма ограниченную картину и довольствуются лишь самыми общими деталями. На сегодняшний день никто не проводил всеобъемлющих публичных исследований перспектив блокады, несмотря на исключительную важность такого изучения для Тихоокеанско-азиатского военного баланса, регионального сдерживания и стабильности и американской военной стратегии.

Отчасти это связано с тем, что стратегии экономической войны в корне своём ошибочны из-за тесных коммерческих связей между Китаем и Соединёнными Штатами. Но если бы между двумя нациями вспыхнул серьёзный конфликт, то интересы их непосредственной безопасности быстро перевесили бы их торговую взаимозависимость и причинили бы огромный вред экономического характера обеим сторонам, в независимости от того, применялась бы блокада или нет.

Эта статья призвана заполнить пустоту в литературе, начиная необходимую сейчас дискуссию о жизнеспособности идеи американской морской блокады Китая и её контексте, проведении и последствиях(5). Хотя сама по себе морская блокада никогда не может быть недопустимой или неосуществимой, как инструмент в американском арсенале она может быть использована только в очень узких рамках.

Во-первых, блокада обеспечила бы достижение целей только при широком китайско-американском конфликте из-за жизненно важных интересов.

Во-вторых, успех блокады будет сильно зависеть от поддержки России, ещё лучше также Индии и Японии. В отношении Москвы, такая поддержка не очень вероятна, разве что если Китай не станет себя плохо вести, угрожая безопасности своих соседей и тем самым бросая их в объятия Америки. В-третьих, чтобы не ухудшать общего стратегического положения, США нужно будет проводить двухэшелонную блокаду, чтобы добиться двух основных оперативных задач: дифференциации и нейтрализации. В-четвёртых, хотя блокада и не сможет ухудшить оперативность НОА, она поможет американским войскам выведением из себя руководства Китая в контексте большой войны, что должно повлечь принятие Пекином тяжёлых решений о распределении ограниченных ресурсов.

В первом своём разделе, статья подаёт исходный стратегический контекст стратегии блокады, а также описывает роль, которую она будет играть во всей американской военной кампании.

Второй раздел посвящён тактическому выполнению двухэшелонной блокады, включая грубый набросок соотношения сил.

В третьем разделе описываются некоторые первичные последствия применения блокады, в особенности, касательно армии, экономики и общества Китая. Заканчивается статья коротким описанием факторов региональной стабильности.

Стратегический контекст блокады

Китайская экономика сильно зависит от морской торговли,
в особенности что касается импорта нефти.Поддерживая репутацию «фабрики мира» Китай нуждается в импорте сырья, чтобы производить товары на экспорт. Торговля является доминантой экспортно-ориентированной экономики Китая, составляя 52,1 % ВВП (90% которой идёт морем)(6). Китайская Народная Республика является крупнейшим мировым экспортёром промышленных изделий (1,6 трлн дол в 2010), однако она также является и вторым в мире импортёром промышленных изделий (1,4 трлн дол в 2010) и третьим в мире импортёром природных ресурсов (330 млрд дол в 2008)(7). Что удивительно, так это то, что энергетическая безопасность Китая тесно увязана с импортом нефти. В 2011 КНР закупила почти 60% нефти за рубежом – впечатляющие 5,7 миллиона баррелей в день – и 90% из них были доставлены по месту назначения морем(8). Страна сильно и безальтернативно зависима от нефти в промышленном и транспортном секторе и будет становиться ещё более зависимой в обозримом будущем(9). Ахиллесова пята Китая, если она есть, – это импортная нефть(10).

Во время китайско-американской войны, США могли бы попытаться обратить главную сильную сторону Китая – его экспортно-ориентированную, бурно развивающуюся модель экономического роста – в его главную слабую сторону в условиях военного времени. Морская блокада нужна именно для этого. При благоприятных условиях у Америки есть шанс ослабить китайскую экономику настолько, что это вынудит верхушку КНР молить о мирных переговорах(11).

Следует всё же учитывать, что хотя блокада и поможет оказать разрушительное влияние на Китай, её эффективность будет ограничена некоторыми стратегическими обстоятельствами. Блокада будет наиболее результативной при длительной борьбе за жизненные интересы. Также её успех будет неразрывно связан с позицией, которую займут соседи Китая, и с более широким региональным политическим контекстом.

Характер конфликта

Соединённые Штаты могут оказаться втянутыми с Китаем в неограниченную войну, ограниченную войну или «широкую» войну, которую ведут две силы, причём использовать блокаду разумно только в последнем случае. Соединённые Штаты никогда, должно быть, не станут использовать блокаду в случае неограниченной войны, потому что такой конфликт – где все средства хороши – может возникнуть только вследствие полного срыва ядерного сдерживания. Китай и США будут вынуждены корректировать своё поведение в военное время, чтобы избежать ужасающих последствий ядерного конфликта, что ставит как бы верхнюю рамку в арсенале потенциально возможных целей и средств.

С другой стороны, США не будут делать блокаду в ходе ограниченного конфликта. В подобной войне, американские военные сражались бы за важные, но не жизненные интересы Америки. Поэтому такой дорогостоящий инструмент как блокада не будет использован, разве только как пассивная стратегия удерживания Китая в своих границах или демонстрации превосходства США в решении исхода кампании.

А вот если бы Соединённые Штаты стали полагать, что конфликт влияет на их жизненные интересы, то они с готовностью понесли бы бóльшие тяготы и приложили бы бóльшие усилия для обеспечения своей победы(12). Вашингтон в таком случае не остановило бы и международное давление. Серьёзность вызова укрепила бы политическую волю Штатов и дала бы пространство для маневра среди собственных избирателей для оправдания затяжного конфликта.

Следует признать, что разделение конфликтов на «ограниченный» и «широкий» чисто условное, однако оно наглядно показывает те условия, при которых блокада стала бы практически возможной. Вместе следования заранее написанному сценарию, американское руководство должно будет на практике оценивать серьёзность ситуации и необходимость использования блокады.

Но даже если блокада будет использована, Америке следует приготовиться к тому, что она не обязательно сможет разбить Китай быстро и решительно. Китай мог бы опереться на свои внутренние резервы и ресурсы, чтобы переждать блокаду(13). Но если же Штаты захотят продолжительной войны, тогда внедрение стратегии блокады станет более уместным, так как оно позволит обеспечить материальный удар по мере развития конфликта.

Американская война на истощение

Принимая во внимание контекст предстоящего конфликта – в частности невозможность блицкрига – Соединённые Штаты будут вынуждены прибегнуть к Фабиевой стратегии как составляющей войны на истощение.

Сила страны связана с ресурсами и технологиями(15). Даже если Штатам удалось бы разбить китайские войска на передовой, китайцы собрали бы и направили на фронт новые войска из глубины своего тыла. Следовательно, США нужно обратить внимание и на положение дел вне непосредственного поля сражения: им следует понять, что война на истощение не выигрывается на поле боя как таковом; вместо этого, она заканчивается только тогда, когда одна из сторон больше не может поддерживать ритм войны.

Блокада может стать эффективным способом ведения войны на истощение, потому что она может поразить истоки национальной мощи Китая. Также она поспособствует достижению амбициозной цели: выиграть войну против супердержавы без фактического наземного вторжения, что в корне разнится с тактикой былых конфликтов, когда именно вторжение было необходимым условием победы над государствами. Конечно, одной блокадой капитуляции китайского режима вряд ли добиться, однако её сочетание с другими военными мероприятиями, такими как война на передней кромке китайской территории, позволит сделать нечто большее, чем просто ослабить китайское государство.

Являясь частью войны на истощение, стратегия блокады заставит привести Пекин к столу переговоров о мире двумя возможными путями(16).

Во-первых, она лишит Китай доминирования в военном конфликте до такой степени, что последующий разгром станет очевидным, а дальнейшая борьба – бессмысленной тратой ресурсов. Во-вторых, разобщая сплочённость китайского государства, стратегия блокады поднимет гораздо более страшные для Пекина вызовы, чем даже прямое военное поражение, что принудит коммунистических лидеров молить о мире.

К примеру, как только Пекин будет вынужден лишить аппарат внутренней государственной безопасности ресурсов, тот может столкнуться с пугающей перспективой революции или гражданской войны, каждая из которых угрожает китайскому государству намного сильнее, чем даже декларация о военном поражении.

Важность третьих лиц

В свете этих стратегических выгод, блокада является потенциально эффективным способом осуществления давления на Пекин. Однако при всех своих преимуществах, у неё есть большой недостаток: она требует содействия нескольких третьих сторон.

Китайская торговля с внешним миром ведётся морем не из-за физических ограничений, а сугубо исходя из экономических причин. Если Пекин будет обложен со стороны моря, он просто переведёт импорт в наземный, продолжая получать необходимые ему нефть и товары. Поэтому для успеха Америке нужно добиться своей поддержки со стороны соседей Китая по суше.

Среди соседей Китая, только Россия и Казахстан добывают достаточно нефти, чтобы смягчить для Китая последствия американской блокады. Россия – самый большой в мире нефтедобытчик и она добывает достаточно нефти – более 10 миллионов баррелей в день – чтобы самолично удовлетворить потребности всего Китая(17). Казахстан производит немногим менее двух миллионов баррелей в день и он также смог бы здорово помочь Китаю ослабить нефтяную удавку(18). Общепризнано, что Китай на текущий момент способен импортировать около 500000 баррелей нефти в день посредством российских и казахских нефтепроводов. Но если потребность Китая в нефти существенно возрастёт – как в случае морской блокады – то Китай несомненно будет готов платить бóльшую цену за транспортировку российской и казахской нефти железнодорожным и автомобильным транспортом. Хотя Китай неизбежно столкнётся с множеством инфраструктурных проблем, тем не менее часть потребностей ему удастся покрыть.

Некоторые другие китайские соседи могут действовать как транзитные точки для товаров и ресурсов, произведённых вне их границ, хотя бы и в ограниченном масштабе.

Вообще говоря, Китай может импортировать по трём субрегиональным транзитным путям: центрально-азиатский путь (через Таджикистан либо Кыргызстан), путь через юго-западную Азию (Афганистан либо Пакистан) или путь через юго-восточную Азию (через Бирму либо Лаос)(19).

В теории, Пекин мог бы использовать любую из этих стран с доступом к международным рынкам как перевалочный путь для своего импорта. Однако следует учесть, что инфраструктура, связанная с этими тремя путями не предназначена для транспортировки больших объёмов товаров в Китай и может стать перегруженной из-за увеличения импорта. В частности, центрально-азиатский путь и путь через юго-западную Азию будут очень затруднены из-за обширных горных хребтов, которые служат своего рода забором, отделяющим Китай от своих западных соседей. Следовательно, эти страны могли бы лишь в ограниченной
степени облегчить бремя блокады.

Региональный политический контекст

Принимая во внимание чрезвычайную важность для конфликта третьих сторон, Соединённые Штаты для достижения успеха должны будут создать подобающий региональный политический контекст. Для этого, Штатам нужно любыми средствами заставить соседей Китая обложить его эмбарго. Иногда это будет получаться сравнительно легко. Такие страны как Индия и Вьетнам имеют долгую историю военных конфликтов с Китаем и поэтому они опасаются подъёма КНР как регионального гегемона. В отдельных случаях Америке придётся прибегнуть к военной силе для обрывания линий поставок. Например, если Бирма откажется сотрудничать, США взорвут китайско-бирманский нефте- и газо- провод или даже заблокируют бирманские порты.

В более широком смысле, США нужно попытаться изменить политическую повестку дня у соседей Китая и убедить их, что молчаливая поддержка действий США совпадает с их собственными стратегическими интересами. В этом отношении важно на кого будут возлагать вину за военный конфликт(20).

Если войну будут рассматривать как вызванную американской агрессией и инициативой, то страны региона быстро станут на сторону Китая из-за страха и это провалит американские усилия.

Если же, наоборот, конфликт будет восприниматься как спровоцированный действиями Китая, многие страны региона – некоторые из которых являются архиважными для успеха кампании – станут на сторону США (В этом контексте стоит вспомнить, по каким причинам Японию напала на США 7 декабря 1941 года — прим. «Хвилі» )
Во время активной фазы конфликта, Китай и США будут бороться за влияние над региональным общественным мнением и тот из них, кто предъявит более убедительный нарратив, пожнёт плоды успеха. В этой региональной битве восприятий отдалённость Америки от Восточной Азии сыграет ей на руку, поскольку она будет выглядеть менее пугающей, особенно учитывая поднимающийся рядом Китай.

Соединённым Штатам особенно важно сфокусироваться на обеспечении правильного восприятия действительности в трёх странах-соседях КНР – РФ, Индии и Японии – которые впоследствии закроют альтернативные торговые каналы .

В частности, Россия будет sine qua non для успешной блокады Китая и она сможет покачнуть равновесие как в пользу Китая, так и в пользу Соединённых Штатов(21).

С одной стороны, Россия удачно расположена для облегчения блокады для Китая. Российская торговля будет вне американских запретов, потому что ядерный арсенал РФ и многочисленные конвенциональные вооружения не позволят применить военное принуждение.

Если США поведут себя недостаточно мудро, Россия может вступить в противоборство на стороне Китая. Но с другой стороны, северный сосед Китая может похоронить китайские планы отражения блокады.

В политическом плане, Москва всё ещё имеет влияние на принятие решений в столицах центральноазиатских соседей Китая. При пособничестве России, США наверняка удастся склонить Таджикистан, Кыргызстан, а потенциально Казахстан и Афганистан, отклонить предложения китайского руководства стать странами-транзитёрами.

Вкратце, Россия не только лучший помощник Китая в преодолении американской блокады, но и ключ для Америки в деле запирания транзитного пути через Центральную Азию и недопущении поставок нефтепродуктов из двух нефтедобывающих стран-соседей Поднебесной. В деле американской блокады Китая, роль России трудно переоценить, что подтверждается тем, что «ни одна блокада Китая в истории не имела успеха без попустительства России»(22).

Во-вторых, США могут выгодно использовать Индию, огромную страну на юг от Китая, чтобы создать вторую дугу, тянущуюся от субконтинента через юго-восточную Азию.

Участвовать в военных операциях ни России, ни Индии не доведётся, им будет отведена роль в оказании помощи в достижении Америкой своих целей путём наложения эмбарго и принуждения своих более мелких соседей поступить точно так же.

В-третьих, США понадобится высококлассный флот Японии, чтобы дополнить собственные силы для блокады, особенно в Тихом океане.

Подобным же образом, для того, чтобы США могли осуществить эффективную блокаду Китая, им необходимо создать «минимальную коалицию» с Россией, Индией и Японией. Если бы все три страны согласились действовать с Америкой заодно, Китай оказался бы в полной экономической и политической изоляции. Если же этого не произойдёт, блокадная стратегия регионализирует китайско-американскую войну, что будет крайне неблагоприятно для американских интересов.

Имея застой в русско-американских отношениях и подъём в китайско-русских отношениях, представить себе Россию как союзника США нелегко(23). Однако некоторые российские военные чиновники часто выражают обеспокоенность ничем не контролируемым ростом Китая как региональной силы и его ползучим проникновением на Русский Дальний Восток(24). Давление от растущего Китая может придать толчок российско-американскому примирению в ближайшем будущем, так как российские лидеры могут рассудить, что растущий Китай под боком опаснее, чем беспокойные, но далёкие Штаты.

Коллективное эмбарго четырёх стран столкнётся с неизбежной угрозой накала конфликта с Китаем. Поэтому формирование общей политики «закупоривания» не представляется вероятным без осознания каждой их сторон серьёзности угрозы, исходящей от Китая в будущем(25).

Хотя такая вероятность и кажется чересчур отдалённой, Соединённые Штаты Америки, Япония, Индия и Россия опасаются, что однажды Пекин возжелает использовать силу для защиты своих интересов и для разрешения вопросов безопасности на благоприятных для него условиях(26). Все четыре страны минимизирует риски этого путём широкого сотрудничества друг с другом. За исключением напряжённых отношений РФ с США, остальные страны находятся в прекрасных, если не сказать дружеских, отношениях между собой. Если усиление влияния Китая в Азии будет возрастать, узы между четырьмя странами укрепятся, даже не столько из-за боязни перед агрессией со стороны Китая, сколько из-за неопределённости в своём будущем положении.

Оперативное проведение блокады

Если конфликт разразится в рамках заданого стратегического контекста, США могли бы проводить блокаду несколькими различными способами. В дальнейшем статья описывает ситуацию, в которой США оказались втянутыми в широкий «экстенсивный» конфликт с Китаем за жизненно важные интересы, причём США пользуются молчаливой поддержкой соседей Китая, включая Россию, Индию и Японию. Принимая эти допущения, анализ описывает оптимальную стратегию для лиц, которые разрабатывают политику Америки. Конечно, если начнётся реальный конфликт, Америке придётся подгонять сценарий под реальные условия противостояния.

Главная оперативная трудность

С оперативной точки зрения блокады характеризуются дистанцированием от побережья блокируемого государства и делятся на ближние и дальние. Ближняя блокада обычно проводится размещением кордона военных кораблей у вражеского берега для обнаружения всех приплывающих и отплывающих торговых кораблей и конфискации везущих контрабанду. Однако за последние полтора века ближние блокады стали очень опасными, така как были разработаны средства береговой огневой мощи. В ответ, страны стали использовать дальние блокады. Корабли всё так же перерезают торговые пути неприятеля, но находятся при этом на опеределённой дистанции.

Успех блокады измеряется в достижении двух основных задач: рассортировки нейтрального и вражеского флота и нейтрализации вражеского флота. Строго говоря, рассортировка – это оперативное условие для блокады, ...


Источник: Stranglehold: The Context, Conduct and Consequences of an American Naval Blockade of China
Метки: ,

  • 1
Я за сотрудничество с Китаем.

А почему только с Китаем. Сотрудничать нужно со всеми. А вот строить альянсы, особенно тактические, это совсем другое дело.

  • 1