Анатолий Отырба

Политика и экономика

Previous Entry Поделиться Next Entry
О России в контексте грядущего глобального миростроительства
otyrba
Предвыборная компания в России набирает обороты, и все реальные претенденты на президентский пост уже обозначили свое видение и свои приоритеты в деле управления государством. До сегодняшнего дня, в основном это обращенные к электорату популистские обещания, касающиеся социальных вопросов. Но иногда в своих выступлениях, отвечая на вопросы из зала, кандидаты вынуждены позиционироваться и по вопросам внешней политики. И здесь настораживает то, что в своих ответах практически никто из них не выходит за рамки отношений России и Запада, причем, говоря о них в основном в контексте «санкционной войны». Изредка упоминается Китай. О глобальной политике ни слова. То есть, мыслей глобального уровня, обращенных в будущее, нет. И это в условиях набирающего силу слома существующего мироустройства и в преддверии начала строительства Нового мира.
Данный факт свидетельствует об отсутствии у российской элиты видения будущего мира и места России в нем, соответственно, и планов его строительства. О том, что, не имея даже среднесрочной (не говоря уже о долгосрочной) глобальной стратегии, Россия сегодня подобна предмету, плывущему по реке по принципу «куда вынесет, туда и вынесет», тогда как ее основные конкуренты активно расширяют свое жизненное пространство и зоны влияния, реализуя на основе долгосрочных планов глобально значимые программы и проекты.
У китайцев, это уже находящиеся в стадии реализации комплекс проектов в рамках программы «Один пояс, один путь», а также программа «интернационализации юаня», масштаб, ресурсоемкость и геополитическая значимость которых таковы, что мало у кого из экспертов вызывает сомнение, что китайцы рассматривают их в качестве инструментов обеспечения глобальной финансово-экономической экспансии.
Что касается заклятых «партнеров» России - американцев, то их наиболее масштабными и значимыми проектами являются «Транстихоокеанское партнерство» (ТТП) и «Трансатлантическое торгово-инвестиционное партнерство» (ТТИП), в реальности являющихся программой создания единого политэкономического субъекта подконтрольного США, необходимого им для обеспечения конкурентоспособности на долгосрочную перспективу.
Следует отметить, что в процессе своей избирательной компании Трамп неоднократно заявлял, что в случае избрания откажется от реализации ТТП и ТТИП. Но уже тогда было ясно, что силы, управляющие президентами США и проектом «Запад», знающие, что туда, откуда они уйдут, придут китайцы, не допустят этого. Судя по последним событиям, так и произошло. Несмотря на то, что Трамп действительно сдержал слово и подписал указ об отказе от этих проектов, все вернулось на «круги своя», свидетельством чего стало заявление, сделанное им 25 января телеканалу CNBC, в котором он признал возможность возвращения к ним.
Это связано с тем, что реальные хозяева США («глубинного государства»), понимая, что, оставаясь в своих нынешних границах они уже через десяток лет не смогут конкурировать со стремительно набирающим мощь Китаем, намерены, объединив оба этих проекта создать один политэкономический субъект основанный на двусторонних договорах с входящими в него странами, - америкацентричный мегасубъект «Запад», способный конкурировать с нарождающимся китаецентричным мегасубъектом «Восток».
С возникновением столь мощных политэкономических образований, глобальная конкуренция выйдет на новый качественный уровень - с межгосударственного на межмегасубъектный, что приведет к изменению принципа мироустройства и пересмотру многих правил международных отношений. Это означает, что на данном историческом этапе человечество находится в преддверии очередной глобальной перестройки мира, следовательно, с большой долей вероятности, кто-то представляющий интересы глобально значимых сил, уже сегодня «рисует» архитектуру будущего мира и пишет правила его функционирования.
Понятно, что если глобально значимые процессы, происходящие в мире, будут протекать в том же русле, что и сегодня, то строить новый мир и определять правила жизни в нем будут элиты мегасубъектов, и, что сделают они это исходя из своих интересов. Остальных встроят в него и принудят жить на основе выработанных ими же правил. Всё как всегда, по давно сложившейся традиции: …, Версаль, Потсдам, Ялта, «Вашингтонский консенсус», …
Нас же, россиян, должно волновать не место, где будут договариваться о правилах жизни в грядущем мире, а о месте России в договорном процессе. Будет ли она одним из полноправных участников процесса, или окажется в числе тех, чью судьбу будут определять сильные мира сего? Это зависит от того, насколько эффективно ее лидеры смогут использовать оставшееся до часа Х время, в деле укрепления мощи государства и его политического влияния в мире.
Конкуренты не дремлют. При внимательном изучении их действии можно без труда обнаружить, что совершают они их на основе стратегических программ и планов, и что не менее важно - в условиях роста своих экономик. В связи с этим возникают вопросы: каким видится российскому руководству будущий мир, и в каком качестве они видят в нем Россию с её деградирующей экономикой? Вряд ли кто-то знает ответы на них, поскольку в России не принято говорить о будущем, даже краткосрочном, в глобальном контексте. И при отсутствии глобальной стратегии и восторгов по поводу её внешнеполитических побед, практически вся она осуществляется в режиме реагирования. Скачущие цена на нефть и курс рубля, восьмидневная война с Грузией, война в Сирии, проблемы с Украиной, санкционная война, и масса других более мелких проблем, на которые Россия вынуждена реагировать, организованы внешними силами с целью её ослабления. Победить же в глобальной политической борьбе лишь защищаясь, невозможно. Для этого нужно играть на опережение. Особенно в условиях надвигающихся событий, в которых будет решаться судьба не только России, но и мира.
В связи с тем, что к середине 20-х годов объемы ВВП каждого из формирующихся мегасубъектов будут составлять приблизительно от 30 до 40%  от общемирового, вряд ли они будут считаться с Россией с её максимумом к тому времени 1,5%, как с равным партнером в вопросах передела мира. Данное обстоятельство ставит ее перед необходимостью принятия срочных мер, способных повысить её политический вес. И первым шагом на этом пути, конечно же, должно быть кардинальное изменение финансово-экономической политики с целью повышения эффективности национальной экономики, что потребует выведение экономики и финансов из-под контроля либералов,
Это обусловлено тем, не будучи финансово самодостаточными и не имея экономической стратегии, государства могут лишь мечтать о развитии и политической независимости. Потому, первым шагом России на пути обеспечения развития должно быть взятие под контроль национальной финансово-банковской системы и создание реально суверенного рубля.
Но при всей важности перечисленных мер, их тоже недостаточно для обеспечения долгосрочной безопасности и конкурентоспособности России по отношению к мегасубъектам.  Ей для этого недостает как минимум одного обязательного условия - глубины рынка. Решить эту проблему можно только за счет расширения рыночного пространства. И единственным вариантом решения этой проблемы является расширение ЕАЭС за счет включение в его состав Индии, поскольку объема рынка Союза тоже недостаточно для обеспечения его конкурентоспособности.
Что касается Индии, то её геополитическое положение очень схоже с российским. Она, как и Россия, считает себя глобально значимой цивилизацией, и тоже не собирается ложиться в качестве младшего партнера ни под Китай, ни под Запад. И тоже, в силу ряда причин, и в первую очередь недостатка природных ресурсов, не способна конкурировать с нарождающимися мегасубъектами. Но при этом она обладает рынком с потенциалом роста как минимум на несколько десятилетий, жизненно необходимым России. Все эти обстоятельства позволят обеим сторонам, заключив стратегический союз, резко свои повысить возможности в деле отстаивания национальных интересов. И если их союз сформируется в рамках ЕАЭС, то его эффективность окажется гораздо выше эффективности союза заключенного на основе двухсторонних соглашений.
Но на военно-политический альянс с ЕАЭС, предполагающий создание единого рыночно-экономического пространства, Индия пойдет только в том случае, если будет выступать в нем в качестве равноправного партнера с лидером Союза – Россией. И это абсолютно нормальное условие, соответствующее долгосрочным интересам России. Потому, России нужно инициировать включение Индии в состав ЕАЭС и убедить партнеров в необходимости скорейшего решения этого вопроса.
Дело в том, что в случае вступления в ЕАЭС Индии, в него с большой долей вероятности захотят войти и такие страны как Иран, Вьетнам, Индонезия, Турция, и др., что приведет к возникновению еще одного глобально значимого центра силы – третьего мегасубъекта, более чем конкурентоспособного по отношению к уже формирующимся двум. В силу их политического веса, неофициальными лидерами в нем окажутся Россия и Индия, в результате чего, этот мегасубъект окажется двуглавым, соответственно, более демократичным относительно конкурентов, в результате чего окажется более привлекательным для других стран.
В случае возникновения третьего мегасубъекта, сформируется принципиально новая конфигурация мироустройства – трехполюсной мир, который будет оптимальным в силу целого ряда причин.
Во-первых, каждая из сторон будет заинтересована в сохранении паритета сил, поскольку в случае его нарушения и исчезновения одной из сторон, две оставшиеся окажутся в условиях биполярных, неизбежно конфронтационных отношений.
Во-вторых, в случае чрезмерного роста могущества одной из сторон, две другие, объединившись, могут принудить ее к сдерживанию роста до паритетного уровня.
В-третьих, трехполюсная конфигурация станет самоподдерживающейся системой, способной обеспечить безопасность человечества на долгосрочную перспективу, в сохранении которой будут заинтересованы все стороны.
Процесс расширения ЕАЭС и формирование Третьего центра силы, инициатором которого должна стать Россия, это ничто иное как  строительство Нового мира. И перед тем как предлагать потенциальным союзникам приступить к совместному созданию программы его строительства, Россия должна определиться со своим видением будущего мироустройства. Ведь нельзя приступать к строительству не зная, что собираешься строить. 
И в силу актуальности и важности темы грядущего миростроительства в деле обеспечения безопасности России, а также того, что решения по вопросам такого уровня принимаются президентом, нам, россиянам, хотелось бы услышать от людей, претендующих сегодня на управление страной, об их отношении к данному вопросу.

?

Log in

No account? Create an account